11.06.2021      16      0
 

Легенды Кунсткамеры

Чудес палата Кунсткамеру основал в Петербурге Петр I. Здесь собирались самые разные диковинки со всего…


Чудес палата

Кунсткамеру основал в Петербурге Петр I. Здесь собирались самые разные диковинки со всего света и редкости для просвещения всех желающих. Да и сам царь нередко привозил из своих многочисленных поездок ценные экспонаты для своей новой затеи. Один только скелет Николя Буржуа чего стоит.

Все начиналось как царская забава и размещалась в царском дворце, что вполне в духе Петра Алексеевича, который додумался-таки поставить банку с отрубленной головой Монса в спальню своей супруги.

Впрочем, вскоре коллекция настолько разрослась, что потребовала нового помещения. К тому времени уже прошли дознания по делу царевича Алексея, приближенные которого были казнены или сосланы. Среди казненных оказался и первый начальник Петербургского адмиралтейства, доверенное лицо царевича Алексея Петровича Александр Васильевич Кикин. Коллекция переехала в особняк опального вельможи – так называемые Кикины палаты. Но люди не спешили наведываться в это подозрительное место, да и расположено оно было на окраине.

Открытие Кунсткамеры состоялось в 1719 году, довольный идеей, Павел Ягужинский предлагал сделать вход в экспозицию платным, но император был реалистом. Он прекрасно понимал, что вряд ли отыщет желающих ехать в такую даль ради сомнительного удовольствия полюбоваться на чучело утконоса или тельце младенца в пробирке. Поэтому он повелел раздавать всем пришедшим разночинцам по рюмке водки и по чашке кофе для непьющих, а также по бокалу венгерского вина для знати. Новшество понравилось, но остались и недовольные, так, к примеру, многие дамы жаловались царю, что их супруги по целым дням пропадают в Кунсткамере.

Впрочем, даже водка не собирала достаточное количество публики, поэтому Кунсткамеру было решено перенести ближе к центру города, но сделали это уже при советской власти в 1927 году, местом ее окончательной прописки стал Васильевский остров. Эту точку выбрал еще Петр Алексеевич, приметивший на берегу Невы две сросшиеся ветвями сосны. Это был знак: здесь и только здесь следует размещать музей с диковинками.

Но кроме обычной публики Кунсткамера буквально с первых дней своего существования обрела собственного призрака, им стал бывший владелец особняка, казненный Кикин.
После переезда музея призрак Кикина, должно быть, так и остался в Кикиных палатах, зато новый дом немедленно населился невиданным доселе полтергейстом. Есть мнение, что огромное количество аномальных явлений в Кунсткамере объясняется тем, что кроме скелетов и чучел на стендах и в запасниках Кунсткамеры хранятся предметы культа разных народностей, волшебных амулетов, талисманов, оберегов, которые и создают особую ауру места.

Музейные работники рассказывают о предметах, тени которых перемещаются сами по себе, о бронзовой кошке, подмигнувшей как-то одному студенту, оставшемуся «на спор» в одной из кладовых Кунсткамеры на ночь.

Мы уже знаем об истории призрака Николя Буржуа, череп которого потерялся и затем в спешке был заменен другим – не по размеру маленьким.

А вот любопытное продолжение истории казненной фрейлины Гамонтовой, или Марии Гамильтон. После того как детоубийцу казнили, и Петр Алексеевич, стоя на эшафоте с головой бывшей любовницы, прочитал потрясенному собранию лекцию по анатомии, голову заспиртовали и отправили в царскую коллекцию. Откуда она благополучно, вместе с другими экспонатами, была доставлена в дом Кикина. Прошло еще сколько-то лет, и голова исчезла вместе со спиртом.

По поводу спирта тут же возникла блестящая догадка и был найден подозреваемый, в дрезину пьяный сторож Кунсткамеры, который чистосердечно признался, что де употребил означенный медицинский продукт по назначению.

Ходил с обычной вечерней проверкой, увидел незакрытую банку со спиртом. Но ведь сторож, он хоть университетов заморских и не заканчивал, а знает, нельзя оставлять спирт открытым. В общем, спас. Что же до головы – не видел, не было.

Самое странное, что в пропаже головы были обвинены английские моряки, чей корабль как раз стоял в порту на якоре. Те долго отпирались, мол, не видели никакой головы и в Кунсткамеру не вламывались, так что в результате их пришлось отпустить за отсутствием доказательств. А через год вместо одной женской головы доблестные мореходы привезли откуда-то три мужских, по их собственным словам, «басмачей». Обмен был признан равноценным.

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» –
«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Все видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа даровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни, как изумруд, другие, как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!»

И. Крылов


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Легендарный автор
Медведь

Медведь

Наши древние леса знали трех владык: оленя, который им помогал, кабана, который славился своей силой,...

Сфинксы Петербурга

Сфинксы Петербурга

Аромат смерти На сегодняшний день трудно представить Университетскую набережную Невы без прекрасных...

Первая в мире мумия

Первая в мире мумия

Сундук с телом Осириса Исида отнесла в Дельту Нила и спрятала его, забросав ветками и прикрыв листьями...

Напиши мне