21.02.2021      194      0
 

Эпоха благоденствия людей

Когда люди, подобно богам, жили беззаботно То, как Нюйва положила начало прекрасному миру людей на…


Когда люди, подобно богам, жили беззаботно

То, как Нюйва положила начало прекрасному миру людей на земле, взбудоражило всех без исключения небожителей, и разговоры о помощи человечеству велись постоянно. Однако не все боги были наделены острым умом, не всем в голову приходили удачные задумки, поэтому, хоть они и превозносили Нюйву все громче, новых благодеяний в адрес человечества было не видать.

И вдруг среди людей объявился мудрец – наполовину человек, наполовину божество. То был счастливчик, созданный из комка глины самой Нюйвой и случайно впитавший в себя божественный дух. Такие люди умели летать и, конечно, унаследовали от Нюйвы любящее сердце и добропорядочность. Они странствовали по миру и, как герои, которые явились на землю после них, искали возможность помочь другим.

Один из таких мудрецов, странствуя по пустынным землям далеко на западе, набрел на место под названием Суймин – Огненный свет. Немыслимым показалось ему, что сюда совершенно не проникали солнечные лучи, и оттого здешние люди не имели никакого понятия ни о временах суток, ни о временах года. Еще сильнее его поразило то, что здесь повсюду горел свет, при котором люди жили и трудились, а выглядели местные обитатели точно так же, как и жившие под солнцем, но существование их было даже более счастливым и радостным. В сердце мудреца закралось любопытство, и он, следуя за источником света, направился вглубь Суймина.
Его взору предстало огромное дерево, корни и ветви которого переплелись друг с другом, далеко покрывая землю. Вершина дерева терялась в высоте, в его кроне витали облака.

По всему дереву искрились огоньки, от которых вокруг было светло, как днем, а от ствола дерева раздавался стук. Мудрец, приглядевшись, увидел большую птицу, похожую на ястреба-рыболова, которая своим крепким клювом долбила по дереву, и с каждым стуком из образовавшегося дупла вылетал сноп искр. Искры разлетались по дереву и озаряли окрестности.

«Ах, оказывается, огонь рождается от клюва этой птицы! – воскликнул мудрец. – Стало быть, таким образом люди могут добывать свет».

Это открытие взволновало его, и он тут же спрыгнул с дерева, отломил от соседнего куста ветку, заострил ее, а затем начал «сверлить» ею лежавший рядом сухой сук. Вскоре дерево задымилось, и из него взвились языки пламени.

«Огонь от молнии больше не нужен! Можно не бояться, что огонь потухнет! Можно разжечь его самим!» – безумная мечта стала реальностью. Мудрец с криком вылетел из Суймина, вернулся в мир под солнцем и быстро распространил новый способ добычи огня среди людей.

Люди были очень благодарны мудрецу. Из поколения в поколение передавалось полученное ими от Фуси знание о том, как добывать огонь от молнии, как оберегать его и не давать погаснуть. Теперь в этом не было необходимости, отныне и в самых далеких уголках земли можно было получить тепло от огня. В знак огромной признательности человечество навеки сохранило память о мудреце: его сделали божеством, стали поклоняться ему и дали ему имя Суйжэнь – Добытчик огня.

С самого начала своего существования на земле люди ютились в пещерах. Тогда хищные звери намного превосходили людей числом, и люди не только одолевали их с превеликим трудом, но и часто сами становились жертвами хищников в собственных жилищах.

Кроме Суйжэня, по свету бродил и другой мудрец-полубог. Однажды, когда он был в лесу, спустились сумерки, а он никак не мог найти пещеру для ночлега. Чтобы не попасться в лапы хищному зверю, он взлетел на высокое дерево и устроился на развилине. Ночью в лесу послышался рев зверей, учуявших человека, и те собрались под деревом, уставившись на мудреца. Человек – самая желанная добыча для хищников, но они только и могли, что смотреть на него и рычать.

Всю ночь мудрец не мог сомкнуть глаз, а с первыми лучами солнца обнаружил на соседней развилине огромное птичье гнездо. Внутри безмятежно спала пара крупных птиц с птенцом, и звериный вой под деревом не тревожил их сон: на дереве они были в безопасности. Мудрец понял: раз птицы строят гнезда высоко на деревьях, чтобы укрыться от хищников, то и люди могут делать так же.

Мудрец тут же наломал веток и свил из них гнездо. Конечно, он был умнее птиц, и у его гнезда была еще и крыша, которая защищала не только от хищников, но и от дождя и ветра. Так у людей появился первый дом.

Взяв с собой свое изобретение, мудрец продолжил странствовать по свету и в каждом селении рассказывал людям о новом способе обустройства жилья. Люди вышли из своих пещер и стали жить в домах на деревьях. Вскоре сообразительные люди спустились с деревьев обратно на землю и принялись строить дома там, и тогда повсюду, точно бамбук после дождя, выросли жилища всех видов и размеров.

Подобно Суйжэню, этот мудрец стал для людей почитаемым божеством, и его нарекли Ючао – Хозяином гнезда.

В эпоху людского благоденствия не существовало убийств, распрей, обмана, зависти, ненависти. Вокруг царили любовь, дружба, согласие, скромность и порядочность. Люди вели беззаботную жизнь и потому быстро плодились, даров природы уже становилось недостаточно для их пропитания, и им пришлось есть даже жертвенных животных. Людям оставалось лишь, встав на колени, протягивать к небу пустые руки и молить богов о милости.

Из-за того, что животных для подношений больше не осталось, речи богов стали менее благосклонными, однако они по-прежнему продолжали спорить о том, как можно помочь людям.

Никто и не заметил, как во время этого бесплодного спора из небесных врат на землю вылетел владыка Юга, Огненный император Шэнь-нун (Янь-ди). Он всегда украдкой наблюдал за людьми, восхищаясь великими достижениями Фуси и Нюйвы.

«Почему я не могу достичь того же? – часто думал он. – Я тоже верховное божество, и тоже должен что-нибудь сделать для людей». Теперь ему наконец представилась возможность доказать свои слова на деле.

Но даже верховному богу требуются незаурядные способности, чтобы помочь человечеству: ведь божества совершенно не представляют, что можно подарить людям, поскольку видят лишь достоинства их жизни и не замечают недостатков. Фуси, вдохновившись паутиной, сделал для людей рыболовную сеть – а что делать Шэньнуну? Люди уже научились употреблять в пищу зверей, рыб, птиц, плоды – чем же еще можно утолить их голод? Тигры охотятся на овец, овцы жуют траву, стервятники едят маленьких птиц, те питаются червями… А чем еще? Зернами, подумал Шэньнун. Пусть люди посадят зерна в землю и вырастят съедобные травы и злаки, и это станет их спасением.

Стоя на земле, Шэньнун воздел свои огромные руки к небесам. Вмиг бирюзовое небо затянулось черными тучами, плотно заслонившими солнце. Тут же хлынул ливень, но вместо воды на землю падали семена пшеницы, риса, сои, проса и пшена. Затем тучи разошлись, выглянуло солнце, и земля оказалась завалена горой семян.

Голодные люди со всех сторон окружили Шэньнуна. Они знали, что верховные боги не станут спокойно смотреть на их страдания, но все же не могли понять, для чего нужны эти дары.

– Люди, это семена – ваша пища, – сказал им Шэньнун. – Однако прямо сейчас их есть нельзя. Вы должны посеять их и дать им вырасти, как скоту.
– Мы должны клевать их, как птицы? – спросили люди.
– Вы же люди. Разумеется, их нужно приготовить, как мясо.
– Они вкусные?
– Если ими не объедаться, то, конечно, вкусные.
– Тогда скорее научи нас, как их выращивать, – в нетерпении попросили люди.

Шэньнун показал людям, как изготовить из дерева лопату и плуг, затем повел их на поиски влажной плодородной земли, показал, как копать землю лопатой, как с помощью скота тащить плуг, чтобы вспахать землю, и рассеивать семена по рыхлой почве. Он призвал с неба бога дождя Чи Сунцзы и велел ему поместить тучу над засеянной землей. От дождевой воды семена быстро проросли.

Пришла осень, и на поле вырос большой урожай. С тех пор люди научились возделывать землю и больше не беспокоились о пропитании, а зерно стало их главной пищей.

Мир не видал более прекрасного дара, но все же сытые люди обратились к Шэньнуну с просьбой:

– Боже, окажи нам еще милость.
– Говорите, что еще вам нужно?
– Когда великая богиня Нюйва только создала нас, то люди, старея и приближаясь к смерти, ложились и легко и спокойно ожидали наступления кончины. Но с некоторых пор яд болезней и ранений затронул наши тела, принеся нам невыносимые мучения, – с горечью сказали люди.

Шэньнун изумился. Ему было невдомек, как чувствует себя человек во время недуга, ведь боги не подвержены болезням. Не знал он и о том, что люди могут болеть: ведь когда те появились на свет, все обстояло иначе. Отчего же люди заболевают? Оттого ли, что они были созданы не идеальными, и теперь ему нужно усовершенствовать их – подобно тому, как Нюйва чинила и латала мир, созданный Паньгу? «Какая удача, – подумал Шэньнун. – Великая Нюйва, сотворив людей, все же оставила в них небольшой изъян, чтобы я мог его исправить».

Шэньнун больше не медлил ни минуты.

– Люди, скорее приведите ко мне своих больных, – поторопил он.

Люди тут же приволокли к Шэньнуну больных, страдавших от самых разных хворей. Верховный владыка закрыл глаза, призвал божественную силу и перенес болезни с человеческих тел внутрь себя. Все его тело пронзила боль, кровь закипела, внутренности задрожали, и лишь сердце продолжало биться ровно. Шэньнун наконец ощутил на себе боль людей.

Вот как, оказывается, мучаются от болезней! Шэньнун сокрушался, что не мог раньше узнать о людских страданиях.

– Подождите меня, – сказал он людям. – С вашими недугами скоро будет покончено.

Шэньнун взмыл в облака и полетел к глубокому уединенному ущелью, куда не ступала нога человека. Он был уверен, что раз тело Паньгу превратилось во все сущее на земле, то должно быть и что-то, способное исцелить людей. Его тело мучилось от свалившихся на него недугов, но он сам позволял им оставаться внутри, дабы найти путь к исцелению. Он собирал все попадавшиеся ему на пути травы, жевал и глотал их, а затем терпеливо ждал перемен в организме. Как только какая-нибудь болезнь ослабевала, он давал название целебному растению и отмечал, от чего именно оно помогло.

Огненный император без устали пробовал травы в ущелье, каждый день травясь десятками неизвестных растений, но всякий раз избавляясь от их зловредного воздействия. Когда он наконец победил все болезни, то написал для людей трактат о травах.

Он вылетел из ущелья и вернулся к людям.

– Люди, используйте описанные в этой книге травы для лечения недугов,

– с этими словами бог подарил им трактат.

Увидев нарисованные на страницах книги диковинные растения, люди изумились.

– Как называются все эти травы?
– Лекарственные, – ответил Шэньнун.

С тех пор людям больше не приходилось тревожить богов мольбами явиться к ним и избавить от болезней, ведь на земле можно было найти сотню целебных трав.
Для людей снова наступили беззаботные дни.

***

Поразительно, что в китайской мифологии, как и в древнегреческой, упоминается золотая пора человечества, когда люди, подобно богам, жили беззаботно. Однако в китайских легендах люди получили больше, чем в греческих: огонь, дома, хлеб, лекарства – человечество обрело все. Боги и духи сделали мир людей не сравнимым ни с чем.

Не слишком ли человеческим характером для бога обладает огненный император Шэньнун, появившийся в наших мифах? Не стоит особенно сомневаться в этом: важно то, что он был одним из предков китайского народа, и древние китайцы, называвшие себя потомками Хуан-ди и Янь-ди, не могли не восхвалять его.

Вам также может показаться, что и Суйжэнь с Ючао скорее напоминают людей, нежели божеств. В этом и заключается изюминка китайской мифологии: за культурой, созданной людьми, неизменно угадываются человеческие фигуры.

 


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Легендарный автор
Безмолвные персоны

Безмолвные персоны

Оглавление1 Расстрелянный священник1.1 Бездомный призрак1.1.1 Ожившая статуя1.1.1.1 Верный клятве Расстрелянный...

Бог Гор

Бог Гор

Оглавление1 Детство и юность Гора1.1 Культ Осириса Детство и юность Гора 14 надгробных плит установили Исида и...

Илья Муромец и Соловей-Разбойник

Илья Муромец и Соловей-Разбойник

Приехал Илья Муромец в темные леса Брынские, видит перед собою дивное диво: стоят рядом девять дубов...

Напиши мне